overtext (overtext) wrote,
overtext
overtext

//////////////////////////////

«утраты становятся основанием, дорогой, по которой мы прокладываем путь своей жизни. И это характерно не только для России, разумеется. Многие постсоветские страны практикуют похожие модели: оптимизация негативного прошлого, инструментализация реальных или воображаемых утрат служат важными механизмами формулирования и формирования понятной в социальном смысле идентичности. Новое, иначе говоря, тут не в структуре формирования сообществ утраты — новизна скорее в масштабе этих процессов.
Проблема вот в чем. У Марии Тодоровой, историка Балкан, есть хорошая статья о том, как в Восточной Европе стремление описывать социалистический опыт как опыт колониальный привело не столько к появлению новых идей о будущем развитии, сколько ко все более изощренным нарративам о виктимизации [13]. Чтобы не утратить своей идентичности, сообщества утраты — и в этом парадокс их существования — заинтересованы в постоянном воспроизводстве следов утраты, благодаря которой они стали возможны. Освоения и новое присвоение травматического опыта прошлого, постоянное воспроизводство его следов и симптомов оказывается способом непрерывного самовоспроизводства. Другого языка, чтобы говорить о себе, пока я не вижу.»

«Так вот, вера в возможность быстрых и четких оценок, мне кажется, идет во многом либо от незнания, либо от желания не знать про ситуации, когда Берия и Вавилов были, так сказать, коллегами-соавторами. Потом, я же не моральный критик — я антрополог. Релятивизм во мне культивировали профессионально. Моя задача — не оценивать, а узнать, как это все «работало»? Что же это за история такая была, где под одной обложкой Берия, Лисицкий и Вавилов?

Стив Коткин, мой коллега в Принстоне, только что издал первый том биографии Сталина [19]. Стив просмотрел кучу архивов. И, как он говорит, нигде — нигде! — не нашел ни одной зацепки, которая подтвердила бы, что Сталин был циничным диктатором, на публике говорящим одно, а в частной переписке — совсем другое. Нет. Вполне, оказывается, был цельный человек, очень верящий в правоту своего дела [20]. Как тот же Лисицкий… Вот я и пытаюсь понять источники веры этих людей — не в Сталина, так в Ленина, не в Ленина, так во всеобщее равенство… Мы помним, что Шаламов был в лагерях, но реже говорим о том, что посадили его в первый раз за распечатку в подпольной типографии «Завещания Ленина»…»

По поводу ВОВ, и нарратива вокруг неё - Слотердайк говорит, что есть годы войны, и есть послевоенные годы.Последние могут длится несколько поколений. И это нужно иметь ввиду. По ссылке весьма созвучный моим мыслям-чувствам текст интервью.

http://gefter.ru/archive/15988?_utl_t=fb

via koroleni
Tags: цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments