June 17th, 2015

mail art - 2

/////////////////

"Вообще же вопрос о самоидентификации художника, родившегося в Советском Союзе или в России, довольно любопытен. Культурно все мы русские. Я беру на себя наглость говорить за всех. Т.е. мы все говорим по-русски, мы от рождения сформированы русским (или советским) культурным и социальным пространством, тем, на каких стульях мы сидим, из каких чашек пьём чай, как мы здороваемся, как мы психуем и т.д.

Этот культурный багаж (или груз) мы получаем бессознательно. Другой багаж мы получаем уже сознательно, учась и образовываясь. В процессе учения мы узнаём не только свою культуру, но и другие, прежде всего европейскую. Мы изучаем, например, историю европейской литературы и искусства. И тут возникают ножницы, поскольку общего сознания, что мы сами – часть Европы, нет. В Советском Союзе само собой такого сознания не было, нет его и сейчас. Данте и Вермеер для нас трансцендентны, хотя железный занавес как будто остался в прошлом.

Таким образом, если мы говорим о художнике, родившемся в России, то имеем дело с раздвоенным феноменом. Он, этот художник, с одной стороны воспитан на европейской художественной культуре, поскольку никакой другой в обозримом пространстве не существует, с другой стороны, сам себя частью этой культуры не осознаёт."

Курсив мой.Очень точное определение,на мой взгляд.Плюс - шумы в коммуникации.Европейские контексты русские авторы воспринимают искаженными, и на этой основе работают уже со своими.

интервью целиком:

http://www.arterritory.com/ru/teksti/intervjju/4782-hram_hvosta/